понедельник, 21 мая 2012 г.

В. С. Моложавенко "Тайна красоты". 5. "О, как пряно дыханье гвоздики..."

        Во многих книгах о цветах, гвоздика - цветок талисман для военных людей, которые издревле верили в её чудодейственную, охранительную силу. Или - цветок революции (много их уже было), борьбы за свободу. Т. е., цветок мужественный и даже суровый. Вот как говорит о нём В. С. Моложавенко:
        "Моё поколение помнит Москву времён Великой Отечественной. И гвоздика встаёт для нас со страниц поэмы Павла Антокольского "Сын" как свидетельница суровых проводов на фронт, когда юные выпускники военных училищ, досрочно получившие первый квадратик в петлицу (погоны придут позже), прощались с матерями и любимыми..."

        Я не оспариваю у гвоздики это право, быть мужским суровым цветком, но для меня она - символ вдохновения, цветок поэтического отношения к жизни, вызывающий море ассоциаций из области литературы, и вообще цветок с женским характером.




(фото с сайта EVENT-FORUM)


        Кстати, у Павла Антокольского, с которым, как и со многими советскими людьми, так сурово обошлась война, есть замечательное стихотворение "Рождение стиха":

Жёлто-зелёный пир полуденного ската,
Литавры горных гроз, тяжёлый шар заката,
Катящийся в туман, бессонная тоска
Серебряных валов, их взрывы и шипенье,
Их тщетная гоньба и умиранье в пене
На жгучей отмели пологого песка.

       Блестящий, жёсткий лавр, платан широколистый,
       Орешник, ропщущий на крутизне скалистой,
       Весь мир, весь яркий мир, - с прибоем, крутизной,
       Цветеньем, грозами, - войди в меня, наполни
       Мою глухую речь внезапным блеском молний,
       Фосфоресценцией горячей и сквозной.

Жить, беспредельно жить! Трудясь, мечтая, мучась,
Дыханьем заплатить за творческую участь,
Смотреть без ужаса в глаза ночных стихий,
Раз в жизни полюбить, насмерть возненавидеть,
Пройти весь мир насквозь, - и видеть, видеть, видеть...
Вот так, и только так, рождаются стихи.

        Удивительное по полноте чувств стихотворение! Мне вообще кажется, что поэты - это люди особых ощущений, некоторым образом, женского типа восприятия. О том, что таковое существует, говорит и К. Г. Паустовский в уже упоминавшейся "Золотой розе":
        "Тут же возникает мысль об особом, чисто женском отношении к цветам. Оно рознится от нашего, мужского. Для нас цветы - это украшение. Для женщин - это живые существа, гости из мира, который мы, взрослые и деловые люди, замечаем только мимоходом и относимся к нему со снисходительным пренебрежением."

        В наше меркантильное время, сдаётся мне, поэтическое восприятие мира кажется обществу анахронизмом, а люди с таким восприятием - как минимум, странными. Холодный, расчётливый, "деловой" человек - вот герой нашего времени. А, впрочем, только ли нашего?! Разве не вечны эти противоположности: разум и чувства, "дело" и творчество, эгоизм и альтруизм...

        Есть у Владислава Ходасевича удивительное стихотворение, которое очень сильно передаёт ощущение поэтом своего предназначения, а в моём представлении, вообще чувства непонятого, непонятного, неформатного человека, стихотворение с запахом гвоздики:

Пролог неоконченной пьесы

Самая хмельная боль - Безнадежность,
Самая строгая повесть - Любовь.
В сердце Поэта за горькую нежность
С каждым стихом проливалась кровь.

Жребий поэтов - бичи и распятья.
Каждый венчался терновым венцом.
Тот, кто слагал вам стихи про объятья,
Их разомкнул и упал - мертвецом!

Будьте покойны! - всё тихо свершится.
Не уходите! - не будет стрельбы.
Должен, быть может, слегка уклониться
Слишком уверенный шаг Судьбы.

В сердце Поэта за горькую нежность
Тёмным вином изливается кровь...
Самая хмельная боль - Безнадежность,
Самая строгая повесть - Любовь!

        
(фото с сайта Википедии)

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

        

Комментариев нет:

Отправить комментарий